Идея устойчивости видов

Что касается химических основ жизни, то первые заявки на возрождение, концепции устойчивости были сделаны в теории академика В. И. Вернадского. Геохимическое изучение жизни показало ее чрезвычайную устойчивость и неизменяемость как целостной системы, существующей в геологическом времени. По химическому составу, по типам химических веществ биосфера представляет собой картину постоянно происходящих перегруппировок одних и тех же химических элементов, и эти перегруппировки не влияют на постоянство геохимических процессов. Поэтому В. И. Вернадский считал, что геохимический подход к жизни вносит в биологию новый взгляд, ориентированный на изучение форм устойчивости и способов ее обеспечения.

Выдающийся вклад в обоснование и исследование идеи устойчивости внес академик Н. И. Шмальгаузен. Чрезвычайно характерно, что начало этому было положено теорией стабилизирующего отбора, то есть проблема устойчивости явилась логическим выводом из анализа в основном биологического, эволюционного материала. Позднее был привлечен кибернетический аспект проблемы, органично связанный в работа. Шмальгаузена с потребностями биологического объяснения способов сохранения и эволюции высокоустойчивого состояния живого. Далее будет подробно рассмотрен тот синтез аспектов устойчивости и эволюции живого, который составляет величайшую заслугу Шмальгаузена в разработке методологии современного биологического познания. Здесь же хотелось подчеркнуть, что значительно раньше той даты, от которой мы условно могли бы начать историю молекулярной биологи как науки, идея устойчивости общих принципов, общих начал жизни выдвигалась как насущная задача исследования, требующая перехода к точным методам исследования и привлечения концепции точных наук. Возврат к идее неизменяемости, устойчивости, происходящий на основе принятия и глубокого усвоения принципов эволюции, представляет собой такой удивительный феномен современной биологии, который ведет к переоценке ценностей в истории биологии, к осмыслению границ применимости, казалось бы, абсолютных и классических методов познания и создает в целом чрезвычайно сложную ситуацию с разработкой методологических основ биологии.

Действительно, с одной стороны, обращение к идее устойчивости тесно связано с общим процессом превращения биологии в точную науку. Открытие немногих фундаментальных структурных элементов живого создало широкое поле возможностей для применения количественных методов, для тесного контакта с физико-химическими и математическими науками. Концепция постоянства видов Кювье, столько раз названная метафизической, обнаружила вдруг свое рациональное содержание при переводе на язык молекулярно-биологических исследований. Идея единства плана и строения живого, идея неизменности основных принципов организации и функционирования молекулярных структур оказывается необходимой предпосылкой для интерпретации экспериментов и выработки схем новых экспериментальных исследований.

Однако, с другой стороны, нельзя забывать, что современное «переоткрытие» концепции устойчивости совершается в последарвиновский период, когда не осталось, кажется, ни одного биолога, ставящего под сомнение сам факт эволюционного развития живого. Признание принципа эволюции как фундаментального основания любого биологического знания обязывает к сохранению этого основания также и в концепции устойчивости. Это значит, что биохимическая универсальность должна быть не только описана, но и объяснена, выведена из истории как ее результат. Исторический взгляд на универсальные характеристики жизни, как это отмечал еще И. И. Шмальгаузен, предостерегает от схематизма, от упрощения сложного процесса жизни.

+2
22:41
621
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Войти с помощью